12:09 Интервью с Базаровым Дмитрием Владимировичем, кондидатом медицинских наук, врачом-хирургом, онкологом, пульмонологом. Член московского общества хирургов, Европейского респираторного общества, Европейского общества торакальных хирургов, Европейского общества хирургической онкологии. Является соавтором 103 публикаций по проблемам торакальной хирургии, пульмонологии и онкологии, некоторые из них опубликованы в зарубежных научных изданиях. Комбинированная операция; подготовка пациента к операции; послеоперационный период.

Текст беседы

Ведущий: Дорогие друзья, здравствуйте. Дмитрий Владимирович Базаров посетил нас снова, мы пишем новую серию для того, чтобы ответить на вопрос, что такое комбинированные операции в торакальной хирургии. Здравствуйте, Дмитрий Владимирович.

Дмитрий Владимирович: Здравствуйте, Александр. Здравствуйте, друзья. Комбинированная операция — это большой, по сути отдельный раздел торакальной хирургии, он касается пациентов, у которых выявлена опухоль либо легкого, либо средостения, врастающая в жизненно важные структуры грудной клетки.

Ведущий: Я можно буду вставлять поправки для того, чтобы лучше понять, о чем мы говорим. Средостения — это то пространство, которое находится между правым и левым легким.

Дмитрий Владимирович: Абсолютно верно. И в таких случаях, когда имеется такое распространение опухолевого процесса, этот пациент всегда обсуждается на онкологическом консилиуме с привлечением специалистов различного профиля — это и онкологи, и химиотерапевты, и лучевые терапевты, и кардиохирурги, и даже в ряде случаев хирурги-вертебрологи. Цель этого консилиума — решить, какова будет очередность либо этапность лечения, поскольку у этих больных лечение всегда имеет комбинированный, либо многоэтапный, много ступенчатый характер. В большинстве случаев в начале этому пациенту предлагается лучевое лечение, либо химиотерапия, после которой пациент возвращается в хирургическую клинику, где опять возвращаемся к вопросу о хирургическом лечении. Почти в 80% случаев опухоль, скажем так, отходит от крупных сосудов, от других важных структур на уровне клетки, и можно выполнить классическую операцию — лоботомию, либо пневмонотомию. У некоторых пациентов в силу ряда причин выполнение предоперационной химиотерапии, либо лучевой терапии невозможно. Таких больных немного, но они есть. В таком случае, хирургия стоит на первом месте, в ряде случаев она является даже единственным методом лечения. В центре хирургии имеются уникальные в своем роде возможности выполнить комбинированную операцию, когда во время операции участвует и торакальный хирург, и кардиохирург, сосудистый хирург. наряду с резекцией легкого, пораженного опухолью, выполняется резекция или удаление части того органа, той структуры, которая поражена опухолевым процессом. Поскольку в непосредственной близости от легкого находится сердце, крупные сосуды, легочный ствол, аорта, верхняя полая вена, выполнение резекции этих сосудов часто сопряжено с высокой кровопотерей, в ряде случаев даже с остановкой сердца. Поэтому при таких операциях требуется использовать искусственное кровообращение. Поскольку в центре хирургии имеется развитая, высокоразвитая и хорошо работающая кардиохирургическая служба и служба искусственного кровообращения, перфузиологи, служба перфузиологов. В нашем распоряжении имеются все эти специалисты, все эти службы, все эти приборы. Поэтому все эти комбинированные операции проходят с обязательным участием аппарата искусственного кровообращения, он всегда находится в операционной и готов к подключению в любой момент. Почему я говорю, что он готов к подключению? не всегда мы подключаем этот прибор, это устройство непосредственно в начале операции. В ряде случаев уже в ходе операции становится ясно, что кардиохирург может иссечь пораженный сосуд без искусственного кровообращения. И тогда этот аппарат, скажем так…

Почему выбрать Мединтерком?

  • Только ведущие специалисты
  • Тесты на лучшем оборудовании
  • Полная информация о ходе лечения
  • Отсутствие очередей и сложностей
  • Особое отношение и личный доктор


Продолжение текста беседы

Ведущий: Простаивает.

Дмитрий Владимирович: Простаивает и не используется.

Ведущий: К счастью.

Дмитрий Владимирович: К счастью, конечно. Но тем не менее, когда это требуется, иногда это требуется сделать быстро, стремительно, кардиохирурги могут подключить это устройство в течение 5-7 минут. Если же мы видим уже на операции после осуществления доступа, разреза, что опухоль настолько глубоко внедрилась в эту структуру, в сосуд, сердце, мы не дожидаясь, скажем так, каких-то фатальных осложнений, подключаем аппарат искусственного кровообращения и уже после предварительного выделения легкого подключается к работе бригада кардиохирургов и происходит большая, радикальная операция — резекция опухоли легкого с усечением участка либо сердца, либо участка аорты и легочного ствола.

Ведущий: Дмитрий Владимирович, я правильно понял, что здесь сложность основная заключается в том, что, во-первых, работает не один специалист и не бригада одной специальности, а это могут быть бригады двух специальностей, ну если анестезиолога вообще не считать, потому что он обязательно в вашей бригаде присутствует.

Дмитрий Владимирович: Да.

Ведущий: Может быть даже из трех специальностей бригады. И основная сложность, вернее не сложность, а заслуга этой бригады, этих бригад в том, чтобы синхронизироваться в ходе операции, потому что вы не всегда понимаете, что там внутри, да? Это так?

Дмитрий Владимирович: Вы абсолютно правы, Александр. Дело в том, что кардиохирурги всё-таки привыкли работать и работают у пациентов с относительно неизмененной анатомией. Опухолевый процесс часто сопровождается воспалением, формированием большого количества спаек и анатомия средостения, крупных сосудов, грудной клетки у онкологических больных очень сильно изменена. Поэтому в ряде случаев что-то где-то мы подсказываем кардиохирургам, где-то кардиохирурги нас, скажем так, ведут по правильному пути. То есть безусловно комбинированная операция требуется, действительно, очень хорошей организации работы команды.

Ведущий: Синхронности?

Дмитрий Владимирович: Синхронности. Нужна синхронность, да.

Ведущий: Скажите, пожалуйста, бывают ситуации, когда вы в процессе подготовки к операции не можете понять, как пойдет процесс внутри операции, потому что данных от КТ, МРТ, от других методов исследования недостаточно?

Дмитрий Владимирович: Нет, Александр, такого не может быть. Каждая такая операция до сих пор еще остается уникальным явлением даже в нашем институте, не говоря уже о таком российском масштабе. К каждой такой операции мы готовимся несколько недель, пациент проходит одно-два, иногда даже три компьютерных томографии с контрастированием в различных режимах. Пациентов мы обсуждаем на многочисленных комиссиях и консилиумах. А пока мы полностью себе не прорисуем каждый этап операции, не представим его в голове, не представим его даже на бумаге и не будем полностью уверены, что пациент операбелен, мы на эту операцию не решимся.

Ведущий: То есть подготовка к операции у каждого пациента занимает несколько недель? 2-3 вы сказали

.

Дмитрий Владимирович: Самый большой период у нас был — 4 недели, а все-таки эти пациенты имеют 3 стадию опухолевого процесса, когда каждый день дорог. Поэтому, конечно, мы стараемся не задерживать решение вопроса.

Ведущий: А все-таки подготовка пациента к операции — это то, что происходит с пациентом или то, как этот мыслительный процесс происходит внутри команды врачей?

Дмитрий Владимирович: Это два параллельных процесса. Пациент получает подготовительную терапию. Раз. И естественно, вся наша команда мысленно настраивается на эту операцию.

Ведущий: Очень интересный и красивый процесс. Дмитрий Владимирович, относительно перспектив у таких пациентов — это всегда очень индивидуально и, может быть, мой вопрос лишен смысла или всё-таки можно как-то понимать, при каких операциях какие перспективы. Вопрос связан с тем, что операции, по всей видимости, у каждого большая и сложная.

Дмитрий Владимирович: Оправдана. Вы задали очень животрепещущий и актуальный вопрос. Дело в том, что число таких операций во всем мире насчитывает, счет идет на десятки. Далеко не на тысячи.

Ведущий: То есть это не как аппендэктомия?

Дмитрий Владимирович: Нет. В Европе в настоящее время подобные операции выполняются в 10 клиниках. В России этих клиник пять, не больше. Операции носят единичный характер. В РНЦХ в год подобных операций выполняется пять-шесть, не больше. Что касается целесообразности этих операций. Действительно, пока нет большого количества наблюдений, у нас нет такой хорошей, строгой статистики. Пока что это все наши умозаключения и какие-то предварительные результаты. Но даже они показывают, что отдаленный результат показывает, насколько качественно и добросовестно была выполнена лимфо-резекция, то есть выполнено удаление регионарных лимфоузлов. Но это, в принципе, постулат и закон для всей онкологии. Ведь оставленный лимфоузел — это оставленная болезнь. Поэтому А — удаление всех лимфоузлов средостения, Б — радикальное сечение опухоли в пределах здоровых тканей и третий факт — использование кардиохирургических технологий, использование искусственного кровообращения позволяет повысить резектабельность этих операций. Эти три постулата, эти три кита, которые являются аргументами в пользу этой хирургии, большой, трудной, сложной хирургии. Моё убеждение, что эти операции имеют право на жизнь.

Ведущий: Дмитрий Владимирович, а вот непосредственно в послеоперационном, раннем периоде, как пациент себя чувствует?

Дмитрий Владимирович: Скажем так, когда шло освоение этих операций, конечно, первые пациенты переживали эти операции довольно тяжело, поскольку, во-первых, искусственное кровообращение еще даже 10 лет назад было иным. Оно могло быть более протяженным, более медлительным, не таким безопасным, как сейчас. Поэтому пациенты, скажем так, могли больше страдать, скажем так, от последствий искусственного кровообращения. В настоящее время искусственное кровообращение достигло таких, скажем так, таких высот, что практически не отражается на общем самочувствии пациента. То, что мы наблюдаем последние годы — мы видим, что пациенты после комбинированных операций практически не чувствуют никакого, скажем так, отрицательного действия от искусственного кровообращения. И перетекают в ряде случаев не хуже, чем пациенты после обычных торакальных операций.

Ведущий: Дмитрий Владимирович, а если отдаленные перспективы оценивать, я правильно предполагаю, что мы их оцениваем с теми пациентами, теми случаями, которые не подвергаются такому хирургическому методу лечения?

Дмитрий Владимирович: Абсолютно правильно, да. Александр, ведь я уже сказал, что эти пациенты подвергаются комбинированному, комплексному лечению и успех лечения этих больных заключается в том, как раньше мы его выпишем на дополнительное лечение. И вот тут, конечно, искусство и наших реаниматологов, и наших анестезиологов, и вообще всех врачей, чтобы этого пациента провести по той узкой-узкой дорожке и быстро-быстро выписать на лечение к онкологам. В этом весь успех.

Ведущий: Провести с той бригадой или несколькими бригадами профессионалов, которые готовятся к этому событию 4 недели иногда, да? И потом еще некоторое время пациент восстанавливается, к счастью, успешно.

Дмитрий Владимирович: Да.

Ведущий: Спасибо, Дмитрий Владимирович. Уважаемые господа, если вы смотрите наш видеоканал, вы имеет возможность подписаться на него и задавать Дмитрию Владимировичу любые вопросы, на которые он с удовольствием ответит. А из лучших вопросов мы создадим следующую серию, придем и запишем ответы с его слов. Спасибо, Дмитрий Владимирович.

Дмитрий Владимирович: Пожалуйста. До встречи!

Другие ролики по теме image description

 

вопросы и ответы по теметестирование

Доктор
Notice: Undefined offset: 0 in /var/www/html/app/frontend/cache/templ/_var_www_html_app_frontend_views_video_one.volt.php on line 231
отвечает на вопросы наших пациентов:

  • Путилин А.,

    Можно ли вылечить рак легкого?

    На сегодняшний день проблема рака лёгкого до конца не решена, – ни хирургическим путём, ни консервативным. Однако если у пациента опухоль лёгкого выявлена на первой или второй стадии, то шансы на его излечение, шансы на долголетие без развития опухоли очень велики. В этом вопросе должна нам помочь методология ранней диагностики, диспансеризации, check-up, check-in. На данный момент, к сожалению, пациенты чаще обращаются с поздними и запущенными стадиями заболевания. Но чтобы, так сказать,...

    Читать ответ полностью

  • Григорьев А.Г.,

    Какие симптомы должны насторожить человека, чтобы он обратился к доктору и возможно предотвратить серьезные заболевания легких?

    Они обычно не специфичны: это кашель и кровохарканье, одышка. Но, к сожалению, одышка может возникать лишь на поздних стадиях, либо человек в течение длительного времени просто не обращает внимание на одышку. Кашель ведь тоже, скажем так, долгое время не слишком тревожит человека. Самый грозный синдром, как видится из моей практики, – это кровохарканье. Как правило, кровохарканье заставляет любого человека экстренно обращаться за медицинской помощью, обследованием. Но должен сказать, что...

    Читать ответ полностью

  • Лоренко М.,

    Мне 49 лет, мужчина. Занимался теннисом и футболом с детства до 30 лет. Сейчас работа связана с длительным пребыванием в положении стоя. Периодически правая болит нога. Обследовался в клинике. Диагноз поставили тоннельный синдром. Нужно ли оперировать?

    В данном случае вопрос об операции решается индивидуально. Тоннельный синдром может лечиться оперативно в случае, когда сжатие нерва значительное, что приводит к выраженной симптоматике, проявляющейся в постоянных выраженных болях. Начинают обычно с консервативного лечения, при неэффективности лечат хирургически.

    Читать ответ полностью

  • Петренко М.,

    Сезонный ринит беспокоит с детства, но не сильно, и я его особо не лечил. В настоящее время стал чувствовать себя хуже, нос течет, чихаю, беспокоит постоянно. Существует способ хирургического лечения, насколько знаю. Можно ли таким образом избавиться от ринита?

    Хирургическое лечение ринита – вопрос, требующий крайне внимательного рассмотрения. Объясню, почему. Ринит лечится терапевтически в настоящее время довольно успешно, за прошедшие десятилетия фарминдустрия демонстрирует хорошее развитие. Хирургически корректируются или удаляются гипертрофированные части слизистой оболочки, что необходимо для устранения переполнения сосудов ее. Кроме того, нередко такая операция приводит к прогрессированию аллергического процесса, обострению ринита. Эффективность...

    Читать ответ полностью

Остались вопросы?

Просто позвоните по телефону или отправьте заявку

+7 (495) 212-08-85
show
close

Мы перезвоним в удобное для вас время!

Задайте вопрос нашему специалисту

Запишитесь на прием к специалисту