13:50 Интервью с Кивой Екатериной Владимировной, врачом-дерматологом, онко-дерматологом, косметологом. О чём эта наука онкология-дерматология; Доброкачественный, злокачественные и пограничные заболевания; Признаки кожных заболеваний;

Текст беседы

Ведущий: Уважаемые друзья, добрый день. Сегодня в нашем видеоподкасте новый гость, это Екатерина Владимировна Кива. Здравствуйте, Екатерина Владимировна.

Екатерина Владимировна: Здравствуйте.

Ведущий: Екатерина Владимировна — врач онколог-дерматолог и она ответит на те вопросы, которые максимально интересны в разрезе сегодняшнего дня. Екатерина Владимировна, скажите, пожалуйста, онкология-дерматология или дерматология-онкология? Как правильно?

Екатерина Владимировна: Это не критично. Дерматоонкология чаще всего.

Ведущий: Спасибо. О чём эта наука сегодня?

Екатерина Владимировна: Сегодня это наука о пограничных или злокачественных образованиях кожи, которые эффективно лечатся на данный момент.

Ведущий: Хорошо. А сфера именно ваших клинических интересов состоит в чем?

Екатерина Владимировна: Мои клинические интересы заключаются в ранней диагностике злокачественных и пограничных заболеваний кожи и в эффективном лечении.

Ведущий: То есть пациенты к вам обычно приходят с какой проблемой?

Екатерина Владимировна: Это доброкачественные, злокачественные и пограничные заболевания, такие как невусы, филиды, фибромы, дерматофибромы, пофиматозные невусы и так далее.

Ведущий: В связи с этими диагнозами, которые, конечно же, пациенту далеко не всегда известны, давайте попробуем дать какую-то информацию, как должна выглядеть кожа здорового человека. И что нужно на ней увидеть, чтобы понять, что пора идти дерматологу?

Екатерина Владимировна: Здоровая кожа у человека в процессе развития и роста выглядит по-разному. У маленьких детишек, когда они рождаются, обычно нет ни одного образования на коже. Это в норме. То есть у них нет ни родинок, ни пигментных образований, у них могут быть только пятна, которые с рождения им даны. А в процессе развития и роста человек приобретает такие образования как эфелиды, пятна, невусы, папилломы. И насторожить должно, когда то образование, которое было и появилось в детстве, начало трансформироваться. Либо, если появилось новое образование. Тогда нужно идти к дерматологу.

Продолжение текста беседы

Ведущий: То есть оно начало изменяться и из своего привычного вида оно меняет цвет, либо форму, либо размер. Правильно?

Екатерина Владимировна: Да, в первую очередь должно насторожить изменение размера — это рост, либо, наоборот, уменьшение, изменение формы. По-хорошему, образование должно быть круглое, красивое. Если оно не красивое и не круглое, то на это нужно обратить внимание и пойти к дерматологу и уточнить, что это такое. Если образование шелушится, краснеет, белеет — эти признаки должны натолкнуть на мысль о том, что нужно пойти к врачу, специалисту.

Ведущий: При этом раньше мы этих признаков не замечали? Того или иного образования, да?

Екатерина Владимировна: Да, конечно.

Ведущий: То есть мы не говорим сейчас о перхоти, которая бывает достаточно часто и возникает достаточно спонтанно? Мы говорим про родинку или какую-то условную штучку на коже?

Екатерина Владимировна: Да, мы говорим о пигментном образовании, которое начинает меняться. То есть такого не должно быть, об этом нужно задуматься и обратиться к врачу.

Ведущий: Хорошо. А бывает ли ситуация, когда это шелушение или изменение формы, изменение цвета, изменение подлежащей ткани под этим образованием — это всё-таки норма? Я объясню, почему я задаю этот вопросы. Бывают случаи, когда пациент думает, что то, что происходит с его родинкой или с его то, что он называет бородавкой, — это нормально. А мы видим уже клинически запущенные случаи, который с трудом поддаётся лечению. Бывает ли, когда изменения, происходящие на коже — это нормальные изменения?

Екатерина Владимировна: Да, конечно, бывает, но человек, который не специализируется на этом, к сожалению, не может определить норма это или не норма. Поэтому, когда начинаются какие-то изменения, лучше показаться врачу.

Ведущий: То есть мы даем очень простую рекомендацию любому человеку: если он видит, что с его родинкой или то, что может называться родинкой, потому что есть разные образования с разными названиями, то есть какое-то образование на коже ведёт себя по-другому, не так, как раньше, то нужно обязательно пойти к дерматологу, показать, чтобы установить не опасный ли это процесс? Всё верно?

Екатерина Владимировна: Да, верно. Дерматолог на приёме осмотрит, применит дополнительные методы, если он считает нужным, и наметит тактику лечения. По тактике лечения у нас существует несколько вариантов. Первое — это наблюдение, чаще всего через полгода, мы смотрим, наблюдаем. Если трансформация наблюдается, то мы решаем вопрос об удалении. Это гистология или сразу удаление, то есть как решит специалист.

Ведущий: А есть какие-то случаи, Екатерина Владимировна, когда мы видим, что эту родинку нужно удалять сразу?

Екатерина Владимировна: Да, конечно.

Ведущий: Какие это случаи?

Екатерина Владимировна: Злокачественное образование.

Ведущий: То есть мы сразу при первом осмотре видим, что это злокачественное образование?

Екатерина Владимировна: Можно с высокой долей вероятности предположить.

Ведущий: А те случаи, которые мы наблюдаем, соответственно, мы уверены, что здесь нет злокачественности и у нас есть время наблюдать?

Екатерина Владимировна: Да, конечно. Если у врача есть какие-то сомнения по этому поводу, то он может применить такую тактику как наблюдение.

Ведущий: Тогда такой вопрос, связанный с мифом — с детства мы слышали и знаем, что родинки трогать нельзя, если ты задеваешь родинку, то она обязательно озлокачествится и приведёт к раку. Как правильно это понимать? Потому что родинка иногда бывает в таком неудобном месте, которое натирается одеждой и так далее. Как вести себя с родинкой, которая не изменяет свою форму, свой цвет, но постоянно мешает?

Екатерина Владимировна: Прямое показание для удаления какого-то образования является его травматизация. Если вы его травмируете, если оно на спине или в любом другом месте травмируется одеждой, кровит — это прямое показание для удаления. То есть лучше убрать, чем всё время травматизировать.

Ведущий: А травматизация — это всё-таки не когда просто майкой трёт, а мы видим, что не повреждается, не кровит, не стирается. Что же такое травматизация в случае родинки?

Екатерина Владимировна: Травматизация может быть разной. Она может быть просто ощутима пациентом, мешает ему, тогда придется убрать, если мешает. Вы же не будете ходить с каким-то образованием, которое всё время мешает.

Ведущий: То есть мы держим в голове, что родинка — это зона повышенной опасности, потому что с ней может случиться всякое. И если даже она натирается майкой, то лучше прийти у доктору и спросить, как с ней правильнее поступить. Правильно?

Екатерина Владимировна: Конечно.

Ведущий: Екатерина Владимировна, те проблемы, с которыми приходят к вам пациенты, насколько сложно решаемы или хорошо решаемы? То есть наука какого достигла развития на данном этапе? Всё хорошо или не очень?

Екатерина Владимировна: Всё хорошо, всё очень хорошо и у нас, у дерматологов и дерматологов-онкологов, есть огромный плюс — наш орган, которым мы занимаемся, виден глазу. То есть нам не нужно ничего предпринимать, чтобы предположить диагноз.

Ведущий: То есть диагноз всегда на лицо, можно сказать?

Екатерина Владимировна: Да, можно сказать, что диагноз всегда на лицо. Вот этим всё удобно и благодаря этому мы можем провести раннюю диагностику, а это основа нашего здоровья.

Ведущий: Я бы хотел добавить, поправьте, если я не прав. Порядка 80% проблем в дерматологии сейчас стали очень хорошо решаться и мы достигаем очень хорошего клинического эффекта, в том числе и потому, что дерматология занимается кожей, а кожа — это самый видимый, самый доступный обзору орган, то есть нам не нужно лезть глубоко каким-то специальным методом исследования, чтобы понять объективное состояние органа. Всё так?

Екатерина Владимировна: Да, в районе 80-85%.

Ведущий: Хорошо. Касаемо диспансеризации, я хотел бы, Екатерина Владимировна, уточнить. Расскажите, пожалуйста, какие это методы? Если кожа — это самый видимый орган, то диспансеризация основывается на осмотре или есть какие-то более сложные и менее приятные для пациента способы? Как это проходит?

Екатерина Владимировна: Обычно это начинается с визуального осмотра. Если врач решает, что нужна дерматоскопия — это просмотр под увеличением.

Ведущий: То есть увеличительное стекло?

Екатерина Владимировна: Если совсем грубо говорить, то да. Проводится дерматоскопия. Если врача что-то настораживает, то проводится цитологическое или гистологическое исследование с дальнейшим лечением.

Ведущий: Это больно?

Екатерина Владимировна: Больно только укол.

Ведущий: То есть и он может случиться?

Екатерина Владимировна: Может случиться, если это гистологическое исследование. Можно сделать биопсию и отправить на гистологию. Если цитология, то это совсем не больно — как поскоблить кожу.

Ведущий: Таким образом мы получаем ответы на все вопросы, то есть объектный статус того или иного участка кожи?

Екатерина Владимировна: Да.

Ведущий: Хорошо. И в норме это нужно с какой периодичностью делать? Если мы хотим полностью контролировать своё состояние здоровья, в том числе с точки зрения дерматологии, то с какой периодичностью я должен приходить к вам?

Екатерина Владимировна: Как и все специалисты, как гинеколог, маммолог, уролог — раз в год.

Ведущий: Этого достаточно?

Екатерина Владимировна: Да, этого вполне достаточно, если врач вам не прописал другого.

Ведущий: Отлично. Екатерина Владимировна, вопрос такой — не у всех пациентов есть привычка раз в год приходить к тому или иному специалисту, но некоторые люди всё-таки пользуются услугами дерматолога-косметолога. А этот специалист по своей специфике схожий с вашей специальностью, хотя мы понимаем, что не совсем такой, то есть он может не знать онкологию. Можно ли этого специалиста, обычного дерматолога, который с онкологией не связан, попросить, чтобы он заодно оценил состояние кожи на предмет родинок — доброкачественных, злокачественных образований? Есть ли у него специальные знания, которые позволяют оценить ему состояние кожи на этот счёт?

Екатерина Владимировна: Обратиться, конечно, можно, но за результат ручаться, к сожалению, нельзя. У каждого специалиста должна быть своя более узкая специальность, более узкий спектр интересов. В косметологию не входит онкология, поэтому я бы не доверяла таким людям и всё-таки приходила к специалистам, который с этим сталкивается ежедневно.

Ведущий: То есть к терапевту или просто косметологу тоже вряд ли можно поручать такую просьбу?

Екатерина Владимировна: Нет, конечно, нельзя.

Ведущий: Екатерина Владимировна, расскажите, пожалуйста, какой-то максимально интересный случай из вашей клинической практики.

Екатерина Владимировна: Недавно к нам обратилась пациентка с образованием на голени, которое было похоже просто на обычный бугорок, то есть никаких подозрений у специалистов, к которым она обращалась до этого, она не вызывала.

Ведущий: То есть это не было похоже на что-то страшное и злое?

Екатерина Владимировна: Не было. Но пациентка обратилась именно к нам после того, как этот бугорок дал еще один отсев, грубо говоря. То есть их стало два. После этого она обратилась к нам. У меня были определённые подозрения на этот счет, пришлось взять биопсию, отдать квалифицированным врачам, гистологам, которые подтвердили диагноз "меланома". Образование было удалено, сейчас пациентка находится под наблюдением. Я думаю, что всё будет хорошо. Радикально решили.

Ведущий: То есть это тот клинический случай, который нам характеризует очень важную и большую роль врача в судьбе пациента. Потому что в зависимости от того, насколько врач компетентен и распознает ту или иную проблему, а как мы знаем, что в дерматологии, как и в других специализациях, проблема может маскироваться, то есть она может быть похожа на что-то другое, не на то, чем является. Правильно? И вот этот случай нам характеризует большую роль врача, который вовремя распознал, заподозрил и проблема решилась.

Екатерина Владимировна: Да, всё верно.

Ведущий: Екатерина Владимировна, расскажите, пожалуйста, какое у вас хобби?

Екатерина Владимировна: Хобби — фитнес.

Ведущий: Это очень хорошо. Спасибо вам большое. Будем ждать вас вновь для новых встреч и интересных бесед.

Екатерина Владимировна: Хорошо, спасибо.

Ведущий: Всего доброго!

вопросы и ответы по теметестирование

Доктор Кива Е.В. отвечает на вопросы наших пациентов:

  • Собакина Н.,

    У меня появилась и увеличивается родинка, как понять опасно ли это и нужно ли обращаться к дерматологу?

    К сожалению, без визита к специалисту невозможно определить насколько может быть опасно новообразование. При осмотре врач дермотолог использует инструментальные (дерматоскопия) и мануальные методы, которые позволяют более объективно оценить проблему, поставить диагноз и определить дальнейшую тактику лечения.

    Читать ответ полностью

  • Старцев М.,

    Доктор у меня периодами грубеет и шелушится кожа на локтях, нужно ли мне показаться специалисту и насколько это может быть серьезным.

    Эти высыпания могут быть признаком ряда заболеваний, относящимся к разным специализациям, как к дерматологии так и ревматологии, терапиии и других. Поэтому мы рекомендуем показаться сначала дерматологу, чтобы дальнейшую тактику лечения.

    Читать ответ полностью

  • Железнова Н.,

    Мне 42 года, я бы хотела избавиться от морщин на лбу. С чего мне начать?

    Наиболее эффективным методом борьбы с морщинами на лбу, являются иньекции ботулотоксина типа А, эффект от которого длится 4-6 месяцев. Данный метод является золотым стандартом в косметологии.

    Читать ответ полностью

Остались вопросы?

Просто позвоните по телефону или отправьте заявку

+7 (495) 212-08-85
show
close

Мы перезвоним в удобное для вас время!

Задайте вопрос нашему специалисту

Запишитесь на прием к специалисту