42:15 Видео интервью с Маркарьяном Даниилом Рафаэлевичем, хирургом-колопроктологом, к.м.н., доцентом кафедры колопроктологии академии имени И.М. Сеченова.
Рассматриваемые вопросы и темы:
  • Что нужно знать о колопроктологии?
  • Когда обращаться к врачу?
  • Особенности колопроктологии в отношении пациентов;
  • На что обращать внимание?
  • Онкологические заболевания в проктологии;
  • Новейшие достижения в колопроктологии;
  • Лечение в России и за рубежом.


Текст беседы

Ведущий: Добрый день, друзья. Сегодня у нас в гостях Маркарьян Даниил Рафаэлевич. Здравствуйте, Даниил Рафаэлевич. Я вас представлю коротко, а вы, если не сложно, представьтесь более полно, потому что регалии и членство в различных секциях вы сможете назвать правильнее. Кандидат медицинских наук, доцент кафедры колопроктологии Академии имени И.М.Сеченова, врач, хирург-колопроктолог.

Даниил Рафаэлевич: Пожалуй, основное вы назвали – самые заслуженные и самые, наверное, трепетные регалии. А вообще, я являюсь еще и действительным членом Российского общества колопроктологов и Европейской ассоциации хирургов-колопроктологов. Это основные моменты, которыми я горжусь и в которых на сегодняшний день с удовольствием участвую.

Ведущий: Вы часто ездите в Европу для того, чтобы получать новые свежие знания в развивающейся науке колопроктологии?

Даниил Рафаэлевич: Смотря что называть «частым». Я очень стараюсь это делать, потому что это не только профессиональное развитие, но и, признаюсь, огромное удовольствие – смотреть на то, как работают люди в Европе. Вопреки всему, сегодня посещение международных мероприятий, медицинских и особенно хирургических (которые богаты не только теоретическими данными, но и живой хирургией и непосредственным обменом опытом) – это не сравнить ни с чем. Конечно, после наших российских реалий это потрясающее, сказочное мероприятие – любое хорошее врачебное событие. И я стараюсь их не пропускать.

Ведущий: Но, тем не менее, российская школа тоже оказала на вас, по всей видимости, определенное влияние. Это все-таки базис, основа. Правильно?

Продолжение текста беседы

Даниил Рафаэлевич: Ну, естественно. Это та основа, на которую опираются все мои знания, и тот опыт, с которым я сравниваю все новое, что познаю сегодня. И если говорить о колопроктологии, то на сегодняшний день в России можно назвать, положа руку на сердце, только Российскую школу колоректальной хирургии под предводительством профессора Царькова и его команды – самое масштабное, соответствующее мировым реалиям и мировым потребностям в этой области мероприятие. И проходит оно, к сожалению, только раз в год. Конечно, этого мало, чтобы успеть охватить всю современную медицинскую науку и соответствовать ей, – что называется, быть на острие ножа.

Ведущий: Даниил Рафаэлевич, скажите, пожалуйста: колопроктология — это ведь та специальность, к которой в подавляющем большинстве случаев (процентах, наверное, в 98-99) люди обращаются, когда уже есть острая и актуальная проблема: поставлен диагноз, выписано направление, люди едут к колопроктологу на прием. И эта встреча бывает крайне неприятной; это логично, потому что обусловлена она сложно решаемыми и прогностически не всегда благоприятными проблемами. Скажите, пожалуйста, какую информацию людям стоит усвоить, что им нужно знать о колопроктологии в том возрасте, когда им 20-30-40 лет, их пока ничего не беспокоит и они даже представить не могут, что когда-то им предстоит, возможно, стать пациентом хирурга-колопроктолога?

Даниил Рафаэлевич: Наверное, вы тонко затронули самый главный вопрос. Наверное, ни для кого не секрет, что проктология и проктологи – это те специалисты, к которым любой из нас пойдет в последнюю очередь, когда деваться уже некуда. Пойти действительно очень трудно, действительно трудно себя заставить, действительно непросто, особенно если ты идешь к разнополому с тобой врачу и должен показывать что-то, чего никто никогда не видел, условно говоря. Ты должен рассказать какие-то интимные о себе вещи, подробности своей жизни, образа жизни, может быть. Это действительно трудно. И чем ты моложе, тем труднее. Не так сложно, оказывается, прийти на прием к проктологу, когда тебе 65 лет. Ты уже все знаешь, твой жизненный багаж и твой опыт настолько велики, что тебя ничем не смутишь. А когда тебе восемнадцать, это практически невозможно. И молодежь действительно приходит к нам только тогда, когда деваться уже некуда. Для молодых людей, наверное, правильным будет такой совет – вы должны обязательно заставить себя обратиться к проктологу в тот момент, когда вы вдруг поняли, что у вас есть прямая кишка. Всю вашу жизнь вы жили и не знали; это как-то работало, вы делали то, что вы делали с детства, не задумываясь о том. Это подобно тому, когда человек должен в первый раз прийти к кардиологу: да, есть определенные возрастные границы, но если вы молоды, вы должны прийти к кардиологу тогда, когда впервые почувствовали свое сердце. В своей жизни вы его никогда не чувствовали, оно бьется и бьется, вы и не знаете, что оно стучит. Этот принцип можно распространить на любую медицинскую специальность: обращайтесь сразу, если вы впервые почувствовали, что у вас существует это место и с ним что-то не так.

Ведущий: Что-то стало беспокоить?

Даниил Рафаэлевич: Когда начинает беспокоить, это уже несколько запущенная, может быть, ситуация. Ведь большинство заболеваний до появления первых реальных симптомов развивается достаточно долго. Когда вы впервые ощутили у себя какой-то орган, вы о нем не думали, не задумывались, и вдруг второй-третий день подряд, неделю постоянно вспоминаете о нем, – неважно, будь то сердце, будь то глаз, будь то ваш живот, – если какое-то необычное ощущение, постарайтесь заставить себя прийти к врачу. Чтобы быть прогрессивными вместе со всем миром, мы должны смотреть, куда поворачивается современная медицина; а поворачивается она в сторону профилактической медицины. Что это значит? Вы должны попытаться предотвратить все то, что в будущем вам придется лечить. Не надо ждать; мы все знаем, что такое русское «авось», мы все ждем, когда это станет невыносимым, нестерпимым, и только тогда идем лечиться. Но, к сожалению, иногда это уже невозможно, и именно поэтому сегодня средний уровень жизни в России на 20 лет меньше, чем в Японии, США и других прогрессивных странах, на которые мы должны равняться, – по крайней мере, говоря о медицинской науке.

Ведущий: Иными словами, даже в молодом возрасте все-таки нужно обратиться, если что-то уже беспокоит. Это будет превенция, это будет предотвращение. Потому что в данном случае это может быть уже заболевание.

Даниил Рафаэлевич: Для молодых основное правило обращения к врачу, – это заставить себя. Очень легко обратиться к ЛОР-врачу, а вот к проктологу – еще надо себя заставлять. Но нужно это сделать именно в тот момент, когда вас что-то стало беспокоить, пусть даже незначительно. Не надо этого стесняться; поверьте, проктолог в день видит десятки пациентов, и вряд ли вы его или он вас чем-то смутите. Заставить себя, понять, что сделать это необходимо, отбросить все эмоции, отбросить все «хочу-не хочу», никогда не слушать соседей, друзей об их…

Ведущий: Приятно слушать друзей.

Даниил Рафаэлевич: Когда как.

Ведущий: В случае проктологии – вредно?

Даниил Рафаэлевич: В случае проктологии это вредно, да. Потому что делиться с вами мало кто будет, а те, кто делятся эмоциями – это, как правило, люди с не очень приятным опытом. Про остальных вы знать не знаете. Поверьте, что вы, выйдя от грамотного проктолога, не будете чувствовать смущения, врач-проктолог никогда не сделает вам больно на приеме и, конечно же, объяснит вам те симптомы, которые есть, и расскажет все альтернативы лечения того или иного заболевания. Он успокоит вас. Но каждый человек относительно проктологии начинает задумываться примерно так: «У меня что-то болит, я бы сходил к врачу, но боюсь, – вдруг у меня что-то найдут».

Ведущий: Почти в 50% случаев, если это не медики. У медиков другая картина.

Даниил Рафаэлевич: Знаете, по моей субъективной статистике самые запущенные случаи заболеваний, как ни странно, встречаются как раз у врачей. Мы всегда думаем, что все успеем в последний момент: у меня есть знакомые, у меня есть друзья, у меня есть коллеги.

Ведущий: Они себя успокаивают.

Даниил Рафаэлевич: Да, но это самообман. Молодежь, как и пожилые люди, часто думает: «Я пойду тогда, когда будет прям что-то невыносимое. А сейчас я слишком боюсь, слишком стесняюсь». Нет, приходите сразу же, как только у вас появилась мысль о враче.

Ведущий: Даниил Рафаэлевич, скажите: какие это могут быть заболевания, если говорить о молодом возрасте (от 18 до 30, предположим)? Какие из них наиболее распространены у молодых?

Даниил Рафаэлевич: Наверное, достаточно пальцев одной руки, чтобы перечислить наиболее частые заболевания. Это пять заболеваний, которые составляют 95% от всех проктологических заболеваний, но основное, преследующее практически каждого именно в этом возрасте – это геморрой. То заболевание, название которого стало сегодня нарицательным; заболевание, о котором никто никогда не говорит, и вы среди своего окружения вряд ли знаете хотя бы одного друга, нашего с вами ровесника, который бы рассказывал о своем геморрое. Но я открою вам секрет: на сегодняшний день геморрой есть у 80% людей до 50 лет. Вообще, геморрой – это не заболевание. Геморроидальная болезнь называется болезнью только тогда, когда мешает вам жить. А сам геморрой – это естественный процесс старения, естественный процесс развития любого нашего организма. Он связан с прямохождением человека, он связан с образом жизни, с образом питания современного человека, и на сегодняшний день практически не существует 50-летних людей без тех или иных признаков геморроя. Соответственно, 30 лет – это возраст начала заболевания. И еще раз повторюсь: мы привыкли называть это заболеванием, но это не заболевание, это симптомокомплекс, это состояние, которое может до конца вашей жизни никогда вас не беспокоить. Но если геморрой начал вас беспокоить хотя бы минимально, – обратитесь к проктологу, чтобы избежать более серьезных неприятностей в будущем.

Ведущий: Даниил Рафаэлевич, я предлагаю чуть подробнее остановиться на проблеме геморроя. Несмотря на то, что это достаточно избитая тема, многие о ней слышали, но все равно, – если поспрашивать любого из пациентов или из здоровых людей, то хорошего понимания необходимости своевременно реагировать на возникающую проблему, – такого понимания, я уверен, в массовом сознании нет. Поэтому чуть подробнее: первое, на что мы можем обратить внимание, что свидетельствует о наличии проблемы – это какой симптом?

Даниил Рафаэлевич: Первый симптом, пожалуй, самый распространенный, и его можно назвать практически обязательным при развитии геморроидальной болезни, – это дискомфорт.

Ведущий: В том месте, о котором мы говорим?

Даниил Рафаэлевич: Говорим и думаем, да. Это дискомфорт, которого вы никогда раньше не испытывали. Мы можем с вами испытывать дискомфорт, если накануне вечером были в мексиканском ресторане, – это одно дело, это объяснимо. Но дискомфорт, который не связан с какими-то явными внешними причинами, должен вас насторожить. На сегодняшний день геморрой и, вообще, большинство проктологических заболеваний (в силу своей закрытости, в силу того, что люди не делятся симптомами, не рассказывают ни родственникам, ни друзьям), – так вот, геморрой, пожалуй, оброс самым большим количеством мифов. И это тот случай, когда не так страшен черт, – если, конечно, вы знаете, к кому идти и если вы умудрились попасть к добросовестному хорошему профессионалу. Следующее за дискомфортом, что можно назвать обязательным симптомом, – это появление крови. Вообще, человек так устроен, что появление крови откуда бы то ни было, – кроме, разве что, крови из носа, к чему мы привыкаем с детства, – человека мобилизует, и он обязательно пойдет к врачу. Например, если появится кровь из уха, вы немедленно все бросите и побежите к ЛОР-врачу, к нейрохирургу, еще к кому-то…

Ведущий: Да просто к врачу!

Даниил Рафаэлевич: Куда-нибудь, да. Показать кому-то, кто сможет, по крайней мере, направить дальше. Но когда по каким-то причинам впервые появляется кровь при дефекации, – вот тут на нашем пути становится эмоциональность, стеснение и неспособность, неуверенность… кстати, сегодня на пути еще одна большая проблема нашей медицины: неуверенность в том, что вы попадете в правильные руки. Можно много говорить о том, что значит «правильные» руки. Вы не уверены, что этот человек достаточный профессионал, вы не уверены, что этот человек будет заниматься вашим здоровьем, а не личным заработком, и так далее, и так далее — многое можно сказать. Но, тем не менее, при присутствии крови люди порой не обращаются к проктологу месяцами, а в некоторых случаях и годами. Особенно если вы молоды, и особенно если бабушка скажет: «Не волнуйся, внучок, это с детства, это бывает такое, это всегда было». Нет! Это не должно вас успокаивать: любое появление примесей крови в унитазе должно вас встревожить ровно настолько, чтобы вы пошли к врачу. Потому что самый простой и вероятный диагноз в этой ситуации – это геморрой, это проявление геморроидальной болезни, но точно так же проявляются куда более серьезные заболевания. Геморрой может их маскировать, и это тоже большая проблема в проктологии: человек, имея незначительный дискомфорт, долго пребывает в уверенности, что это «всего лишь» геморрой, тогда как в течение всего этого времени в его организме может расти злокачественная опухоль, – возьмем самый страшный вариант. Поэтому лучше сразу прийти к врачу и убедиться в том, что ничего страшного с вами не происходит, – геморрой, как я уже сказал, это совершенно не страшный зверь, с ним можно жить, с ним можно успешно бороться, от него можно избавиться практически безболезненно, на ранних стадиях он легко поддается коррекции. Но именно на ранних стадиях, если вы вовремя пришли и обратились к врачу. И вы должны обратиться, если заметили кровь. Это мы обсудили второй симптом, да? Дискомфорт, затем появление крови. Есть еще один очень частый симптом, который людей мало настораживает и который в большинстве случаев, скажем так, недостаточен для того, чтобы заставить человека идти к врачу – это выпадение чего-то. Чаще всего люди определяют это так: «Доктор, у меня выпала кишка». Конечно, к реальному выпадению кишки это имеет мало отношения, поскольку такое выпадение, к счастью, симптом очень редкий и встречается преимущественно в старшем возрасте. Но если когда-либо у вас появится чувство… ничего, что я говорю «у вас»?

Ведущий: Нормально.

Даниил Рафаэлевич: Если когда-нибудь появится чувство, будто что-то выпало, незамедлительно покажитесь врачу. Чаще всего это одно из проявлений геморроидальной болезни, и чаще всего, если вы впервые с этим столкнулись, никто не заставит вас ложиться на операционный стол; это не потребует от вас каких-то больших затрат, не потребует значительного изменения образа жизни и так далее – то есть чего-то серьезного не потребует. Но, пожалуйста, обратитесь вовремя к врачу. Вот, пожалуй, три основные симптома, которые встречаются чаще всего и которые должны вас заставить незамедлительно обратиться. Мы уж не говорим о таких очевидных проявлениях любых заболеваний, как, например, температура, невозможность сидеть, выраженное общее недомогание без очевидных предпосылок для этого. Самые простые симптомы – пожалуй, вот эти три, и вы должны обратить на них внимание. Это мы говорим о молодых людях. Если же говорить о людях старшего возраста, то тут разговор уже более серьезный.

Ведущий: Симптомов больше?

Даниил Рафаэлевич: Симптомов больше, потому что спектр заболеваний намного шире. Самое главное: когда вам 40 лет и больше – вы не должны ждать появления обширной симптоматики. Конечно же, вы не должны дожидаться, пока симптоматика завладеет всем вашим сознанием и станет доминантой; любой симптом должен достаточно рано заставить вас обратиться к врачу. Если вам 40-50… словом, чем больше вам лет, тем больше рисков получить серьезное заболевание, и тем меньше у вас времени от момента, когда еще можно профилактировать, до момента, когда заболевание становится уже трудно контролируемым либо вовсе неизлечимым. В первую очередь, конечно же, каждый из людей 50-летнего, условно возьмем, возраста, исходя из собственных знаний, опыта, разговоров с соседями, из средств массовой информации, – каждый боится онкологии. На сегодняшний день очень многие люди, к счастью или к сожалению (трудно сказать), панически боятся онкологических заболеваний. В России сегодня слово «онкология» воспринимается практически тождественно слову «некурабельно», т.е. «невозможно вылечить». Если у человека онкология, мы все сожалеем о том, что ему крупно не повезло, и о том, что он, скорее всего, от нее уже не избавится. Это, конечно же, не так. Более 90% онкологических заболеваний на ранних стадиях излечимы. Излечимы полностью, без высокой вероятности возвращения этих симптомов. Самая главная, на сегодняшний день, информация, которую должны доносить проктологи и онкологи всех специальностей, заключается в том, что 40-50-летний возраст – это возраст, когда вы впервые должны пройти полное обследование даже при отсутствии каких-либо симптомов. Касательно колопроктологии, вы, достигнув возраста 45 лет, независимо от того, были ли у вас жалобы, есть ли у вас жалобы, – вы должны обязательно выполнить колоноскопию. Знакомая процедура, да? Это видеоисследование вашей кишки. Толстая кишка у человека, в среднем, имеет в длину около 1,5 метров (плюс-минус 20 см в зависимости от роста и комплекции), и задача любого из нас – в 45-50 лет выяснить ее состояние. Так же, как ежегодно мы делаем рентген грудной клетки, как сдаем анализ крови, как нас осматривают на медосмотрах по месту трудоустройства, как детей осматривают в садиках и так далее. Но у нас и в 60 лет человек, которому делаешь колоноскопию, порой говорит: «Я даже не слышал, что это». Или слышал, но, конечно же, не проходил: «Я боюсь, зачем мне это, доктор, зачем вы мне это предлагаете?». 45-летний возраст – тот возраст, когда у человека высока вероятность появления полипов. А полип, в свою очередь, это предраковое состояние; не облигатное состояние, а факультативное, то есть теоретически любой полип может переродиться в опухоль, и любая опухоль может возникнуть из полипа. Опухоль может обрести злокачественный характер по истечении лет и десятилетий, и из маленького полипа в течение 5-10 лет может возникнуть крупная опухоль. Но любой из нас может избежать огромного количества онкологических заболеваний, если вовремя пройдет профилактическое обследование. Помните, что на сегодняшний день онкологические заболевания занимают второе место в статистике летальности населения в нашей стране. Любой из нас, пройдя в 40 лет хороший чек-ап… сегодня есть очень модное словечко «check up», которое емко отражает то, что мы должны делать со своим организмом. Ведь мы же пригоняем на проверку свои автомобили, чтобы у нас в дороге не отвалилось колесо? С собой мы должны делать то же самое, чтобы лет в 50 у нас не отвалилось колесо. В 45 лет мы должны пройти чек-ап. Что касается колопроктологии, золотым диагностическим стандартом здесь является колоноскопия. Мы просто обязаны ее пройти.

Ведущий: Только колоноскопия? Достаточно ли ее будет?

Даниил Рафаэлевич: На сегодняшний день – да, этого будет достаточно, чтобы избежать… не люблю о таких вещах говорить в процентах, но, наверное, более 90% проктологических заболеваний можно уловить на ранней стадии, выполнив колоноскопию.

Ведущий: Даниил Рафаэлевич, расскажите, пожалуйста, – если взять широкий спектр заболеваний в колопроктологии, от геморроя до онкологии, – очень интересует, каковы новейшие достижения в лечении. Мы знаем, что эта отрасль развивается, и наверняка есть какие-то прорывные аспекты, которые позволяют улучшить качество жизни этих больных, улучшить прогнозы и так далее.

Даниил Рафаэлевич: Удивительно правильный вопрос. Все эти наши привычные беседы о том, действительно ли Россия отстает от Запада… мы об этом часто думаем. Сегодня очень популярным стал медицинский туризм, об этом знают все.

Ведущий: Сейчас он чуть менее популярен в связи с изменением курса доллара, но, тем не менее, всегда находятся люди, которые приходят с вопросом: «А может, мне в Германию или в Израиль поехать?» И вот мы с нашими докторами, – простите, что я вас прерываю, – мы с докторами тоже часто это обсуждаем, эта тема актуальна практически для любой специальности, и вам я тоже собирался задать такой вопрос, но вы меня опередили.

Даниил Рафаэлевич: Все верно. Мы всегда стараемся, чтобы с нашими пациентами у нас сразу возникали прямые отношения, основанные на взаимном доверии и взаимопонимании. Мы всегда с пациентом, во-первых, предпочитаем оговорить все возможные альтернативы лечения, и никогда не говорим: «у меня есть такой-то инструмент» или «я владею такой-то техникой», и «я сделаю то, что считаю нужным». Сегодня, слава Богу, у всех есть практически бесплатный и легкодоступный интернет, то есть вы можете узнать все возможные альтернативы лечения, варианты наблюдения за вами и так далее, и мы всегда открываем все карты перед пациентами. И если мы знаем, что в какой-то клинике мира есть человек или есть методика, которая в чем-то поможет лучше, чем мы, – мы всегда посоветуем, дадим контакт; у нас, слава Богу, прямой дружеский контакт со всеми ведущими колопроктологами мира. Это действительно так, – благодаря нашей российской школе колоректальной хирургии и, в первую очередь, благодаря нашему первому в стране колопроктологу Петру Владимировичу Царькову. На сегодняшний день Россия ни в коей мере не находится в изоляции по медицинской науке. И что мы говорим пациентам? Мы говорим, что на сегодняшний день та или иная методика в данном учреждении (или вообще по России) отработана недостаточно и находится на этапе освоения, но есть человек, который там-то и там-то занимается этим много лет, и мы можем напрямую вас связать с ним, минуя всякие фирмы и множество посредников. Но, к счастью, на сегодняшний день не существует абсолютно никакого провала между уровнем подготовки российских специалистов-колопроктологов или уровнем нашего оборудования, с одной стороны, и этими же уровнями на Западе, с другой.

Ведущий: Иначе говоря, благодаря информационным технологиям доступен тот же уровень знаний? А самое важное – доступны новейшие технические средства лечения, правильно я понимаю?

Даниил Рафаэлевич: Абсолютно верно. Это зависит, в первую очередь, от желания самих специалистов овладевать новыми методиками и знаниями, которые сегодня, в принципе, доступны очень широко. Если говорить об онкологии и прорывных инновациях… Медицина все-таки – наука, которая развивается эволюционно, и прорывные события в медицине не происходят ежегодно, они случаются один раз в пять, в десять лет. На данный момент одним из прорывов в онкологической колопроктологии можно назвать совершенно новый, но уже всемирно принятый метод хирургического лечения злокачественной опухоли прямой кишки. До 90-х годов прошлого столетия этот метод был вообще неизвестен, но и на сегодняшний день, к сожалению, реальность такова, что в некоторых больницах мира этим методом специалисты не владеют, не обладают должным инструментарием, техникой и так далее. Но это единичные больницы. Кстати, это к вопросу о медицинском туризме. Медицинский туризм медицинскому туризму – рознь. Можно, конечно, поехать лечиться в Германию, но есть огромная разница между большим госпиталем в Германии и маленькой городской больницей в Германии. А человек, который едет впервые и готов платить деньги, – он не знает, как понять эту разницу, и есть ли в той больнице, в которую он едет, специалисты мирового уровня, которые смогут помочь ему в его ситуации, или он просто едет тратить деньги в пустоту. Так вот, в онкологии в начале 90-х годов прошлого столетия был впервые опубликован для широкой публики революционный метод удаления опухоли с окружающими тканями без повреждения окружающих органов, но с удалением всех отвечающих за прямую кишку лимфатических узлов. Именно из-за лимфатических узлов в дальнейшем может возникнуть рецидив опухоли, то есть повторное развитие опухолевой ткани, которую уже будет крайне сложно оперировать. Я пытаюсь использовать как можно меньше медицинских терминов, чтобы было понятно максимальному числу слушателей. Методика, которую предложил ныне здравствующий Билл Хилд, – это английский хирург, имя которого известно абсолютно каждому хирургу во всем мире, – он предложил уникальную методику, и не только предложил ее, а сделал самое главное: донес ее до хирургического сообщества во всем мире. Эта методика позволила более чем вдвое снизить и смертность от рака прямой кишки, и вероятность рецидива, и спасти жизни… я даже не знаю, какому количеству людей, оно миллионами исчисляется на сегодняшний день, – количество людей, которые выздоровели только благодаря изменению технологии операции.

Ведущий: В каком году этот прорыв произошел?

Даниил Рафаэлевич: Прорыв произошел в конце 80-х годов прошлого столетия, а вот популярность методика стала набирать, и появились первые доказательные данные по значительному ее превосходству перед традиционными методиками, – в 92-93 годах прошлого столетия. Буквально месяц назад мы за одним столом с профессором Биллом Хилдом еще раз обсуждали, на каком этапе сейчас находится его команда и к какому новому открытию они близки. Ну, к сожалению, он не может делиться всеми теми открытиями, которые они еще только готовят. Но на сегодняшний день, благодаря Биллу Хилду, и благодаря таким хирургам, как Петр Владимирович Царьков, любой врач, который хочет заниматься хирургией прямой кишки, или хочет заниматься онкологией в колопроктологии, в любой момент может получить все необходимые знания, которые не требуют сложной аппаратуры, не требуют больших затрат (затраты на такую операцию сейчас точно такие же, какими были операционные затраты 50 лет назад). Не требуется дополнительная техника, не требуются дополнительные члены команды, то есть не нужны пять дополнительных хирургов или специальный стол, или специальные антибиотики – нет. Вы просто должны увидеть и освоить эту технику. И сегодня вы можете не только прочесть о ней в публикациях, а получить эту методику из уст автора, увидеть видео автора и получить самые подробные разъяснения к этой методике. Ваша задача – овладеть английским языком, включить компьютер, посмотреть в интернете; а дальше, конечно, вы можете поехать к нему в гости, вы можете связаться с ним. В России это стало реальностью для любого хирурга благодаря российской школе колоректальной хирургии. Любой хирург из любого уголка нашей страны может приехать и за, действительно, символическую плату получить в течение двух дней необыкновенное шоу, живое шоу операций, следующих одна за другой, живых операций, которые демонстрируют в прямом эфире. А к нам приезжал демонстрировать сам автор методики Билл Хилд, к нам приезжали демонстрировать эксперты со всего мира, практически из всех известных стран, которые являются на сегодняшний день передовыми в этой области, и, в том числе, были операции в исполнении Петра Царькова. Любой хирург может увидеть и овладеть этими методиками, пообщавшись вживую с их авторами, задавая вопросы, причем вопросы не только из аудитории, а даже вживую, за столом, просто ужиная с хирургом.

Ведущий: Потрясающие вещи рассказываете, потому что это, мягко говоря, не совсем характерно для сегодняшнего мира: что информация является практически бесплатной и что можно ею овладеть за какие-то небольшие, как вы говорите, деньги – просто, если ты стремишься к этому. Очень бы хотелось, чтобы такие практики были внедрены не только в медицине, не только в колопроктологии, а еще в каких-то других социально значимых областях. Резюмируя, Даниил Рафаэлевич: правильно ли я понимаю, что не совсем правомерно было ставить вопрос о том, что прорывного произошло за последние годы в колопроктологии, поскольку информационный и технологический прорыв как таковой произошел достаточно давно, – два десятилетия назад, – а сейчас происходит просто планомерное развитие и использование достаточно широких возможностей, которые позволяют успешно решать большое количество сложных проблем. То есть это не тот прорыв, который происходит, допустим, в фармакологии, когда в таком-то году изобретают такую-то молекулу. Ну, наверное, можно сравнить и с этим, но это произошло достаточно давно, и на этом фоне опыт колопроктологии успешно развивается, что и позволяет ей, собственно, вовлекать такое количество участников, организовывать информационное образование и так далее. Правильно?

Даниил Рафаэлевич: Позволю себе немножко вас поправить. Я сам сказал, что нечто прорывное, – ну, скажем, одно из ярких событий в колопроктологии, – случилось в 90-х годах прошлого века. Но на самом деле, – что такое «прорывное событие»? Нечто такое, что позволяет, например, снизить смертность от какого-то заболевания на 50%. Летальность была, допустим, 100%, а стала 50%.

Ведущий: Это очень много.

Даниил Рафаэлевич: 50% – это миллионы жизней. Но открытия и прорывы международные, которые, может, не столь значительно, но все же изменяют современную колопроктологию, – они происходят ежегодно. И представьте себе, что совершено какое-то онкологическое открытие, которое позволило снизить смертность с 70% до 65%. Всего пять процентов. Для любого человека, для обывателя, даже для нас с вами, если услышим: было 70, стало 65 – ну и что, вроде не очень много, не глобально. Но за этими пятью процентами стоят тысячи и десятки тысяч жизней, и тут уже вопрос, насколько это прорывное? Да, это не глобальный медицинский взрыв, который перевернул наш взгляд на профессию, но это ежегодные небольшие шаги. Как было сказано: один небольшой шаг для человека, но гигантский скачок для человечества?

Ведущий: Да.

Даниил Рафаэлевич: Примерно то же самое и здесь: два-три процента, или десятая доля процента изменений в онкологии – это спасенные жизни, пусть даже сотни или даже десятки. Что такое десять спасенных жизней? Это 20 детей, это 40 внуков и так далее. Это целое поколение спасенных людей. Так вот, такие открытия, такие продвижения в медицине, – они происходят, действительно, ежегодно. И на сегодняшний день главным локомотивом, конечно, является западная медицина, тут нет смысла лукавить и говорить иначе. В каких-то процессах Россия впереди планеты всей, но в большинстве случаев локомотивом сегодня является Запад. И наша задача – не быть последним вагоном, наша задача – встать сразу за локомотивом, а может быть, и перебраться в локомотив. Сегодня наша клиника участвует сразу в семи международных исследованиях. Что такое международные исследования? Это многолетние испытания либо нового метода, либо нового препарата, которые через 5-10 лет станут прорывом в медицине, тем прорывом, который значительно, кардинально изменит взгляд на медицину. И главное – принимать участие в том, что через 5-10 лет станет прорывом, участвовать в этом искренне, серьезно и со всей своей силой. А таких прорывов много. Не зря глобальный колопроктологический конгресс и хирургические конгрессы проходят, как минимум, один раз в год, потому что год – это достаточный период, чтобы накопилось множество нововведений, множество микроскопических переворотов, которые значительно улучшат качество оказания помощи населению любой страны. На сегодняшний день мы обсудили только прямую кишку. Но в онкологии ободочной кишки, толстой кишки существуют точно такие же методики. Новые методики удаления опухолевой ткани, выявление опухолевой ткани с помощью радиочастотного излучения, разрушение опухоли радиочастотным воздействием, введение препаратов, окрашивающих опухолевую ткань, которую невозможно увидеть никаким другим из современных диагностических методов. На сегодняшний день краеугольным камнем онкологии является, – я имею в виду онкологическую колопроктологию, – лучевая терапия. Но это и предмет огромных споров: стоит она того или не стоит? Лучевая терапия, которая несет в себе массу отрицательного, массу побочных эффектов, но на сегодняшний день она же спасает миллионы от онкологических заболеваний малого таза. А где та золотая середина, до которой вы должны использовать метод, не переходя границу неприемлемого побочного действия? Каждый год эксперты со всего мира, ведущие специалисты, специалисты, которые стояли у истоков развития той или иной технологии, делятся с нами знаниями и находками. И это не показательные выступления с целью продемонстрировать свою силу, это действительно обмен опытом, настоящий. Буквально недавно в Швейцарии была конференция, – главный европейский конгресс колопроктологов, где любой из экспертов в любой момент отвечал на твой вопрос. Специальное приложение в телефоне было, и ты мог в течение лекции или доклада написать ему вопрос, на который он обязательно ответит перед огромной, тысячной международной аудиторией. Ты можешь его спросить, какими нитками тебе зашивать, можешь его спросить, каким образом тебе приобрести ту или иную аппаратуру, ты можешь уточнить любой вопрос из его доклада, и тебе разъяснят. На сегодняшний день таких прорывов достаточно – только успевай их поглощать, успевай о них узнавать и как можно быстрее внедрять в свою практику.

Ведущий: То, что вы рассказали, повторюсь, действительно поражает. Будучи в медицине, но не будучи внутри колопроктологии, – даже я для себя узнал много нового. По всей видимости, людям, которые не связаны с медициной, эта информация тем более важна. А теперь можно мне, достаточно резко переключая тему разговора, спросить относительно вашего хобби? Я понимаю, что хирург – специальность очень сложная и ответственная, и она отнимает очень много времени. Но остается, может быть, на что-то другое?

Даниил Рафаэлевич: К счастью, остается, но, к сожалению, намного меньше, чем того требует общественная жизнь, мои друзья, моя семья. Но тут уж, как говорил мой учитель математики: «Кто на что учился». Ты выбираешь профессию, а потом профессия владеет тобой. Хобби у меня весьма сложное, с точки зрения ежедневных занятий – это сноуборд. А в последние три года мое главное хобби – маленькая дочь. Это действительно стало моим всепоглощающим хобби, это то, что несет меня домой – возможность отключиться от всего и полазить по ковру, понаступать на мелкие детали от «Лего» и так далее. Кроме того, я всю жизнь обожал, и на сегодняшний день никуда это не делось, заниматься музыкой самостоятельно; играю на нескольких инструментах – на фортепиано, на гитаре. Это то, что я очень люблю, но, с одной стороны, из-за ребенка это не всегда можно делать вечером, а с другой, на это действительно не хватает времени. Работа врача обычно становится нашим хобби.

Другие ролики по теме image description

 

Вы можете посетить наш канал на YouTube и узнать много интересного о нашей клинике и методах работах с пациентами.

вопросы и ответы по теметестирование

Доктор Маркарьян Д.Р. отвечает на вопросы наших пациентов:

  • Корожкин И.,

    Если при колоноскопии была выявлена опухоль толстой кишки - необходимо ли провести какие-то дообследования для получения полноценной консультации?

    При выявлении опухоли толстой кишки необходимо выполнить, в первую очередь биопсию опухоли для определения ее злокачественности. При подтверждении злокачественного процесса, больному требуется выполнить оперативное вмешательство для удаления опухоли. Однако такое вмешательство невозможно правильно спланировать и выбрать оптимальный объем операции без следующих исследований: компьютерная томография органов брюшной полости и грудной клетки колоноскопии МРТ-исследование малого таза при...

    Читать ответ полностью

  • Загребин Р.,

    Можно ли обойтись без выведения колостомы на переднюю брюшную стенку при операции по поводу онкологии толстой кишки?

    Более 90% операций при онкологическом поражении толстой кишки можно выполнить без необходимости формирования колостомы. Только самые низкие опухоли прямой кишки требуют формирования постоянной колостомы.

    Читать ответ полностью

  • Зеленкин В.,

    При геморрое может помочь только операция или можно обойтись консервативными методами лечения?

    В большинстве случаев можно обойтись консервативными методами, но надо хорошо понимать, что если геморроидальная болезнь уже развилась и снижает качество жизни, то любые консервативные методы лишь ненадолго могут улучшить Ваше состояние и, как правило, симптомы снова вернутся. Сегодня существуют малоинвазивные и практически безболезненные методы радикального удаления геморроя.

    Читать ответ полностью

Остались вопросы?

Просто позвоните по телефону или отправьте заявку

+7 (495) 212-08-85
show
close

Мы перезвоним в удобное для вас время!

Задайте вопрос нашему специалисту

Запишитесь на прием к специалисту