23:50 Интервью с Цветковой Анной Александровной, врачом-неврологом.
Рассматриваемые вопросы и темы:
  • Лечение хронической боли;
  • Головная боль напряжения;
  • Головная боль , что с ней делать?
  • Необходимый порядок действий;
  • Особенности коммуникаций с пациентами с хронической болью;
  • Неврология и нейрохирургия.
  • При каких симптомах необходимо идти к врачу?
  • Лекарственные препараты используемые при лечении;
  • Профилактика неврологических заболеваний.


Текст беседы

Ведущий: Добрый день, уважаемый телезритель… вернее, теперь уже вечер. У нас в гостях Анна Александровна Цветкова, врач-невролог. Мы будем говорить о некоторых вопросах неврологии и даже продолжим, некоторым образом, обсуждение тех тем, которые затрагивали чуть раньше. Анна Александровна, скажите, пожалуйста, что входит в сферу ваших клинических интересов?

Анна Александровна: Добрый вечер! В сферу моих клинических интересов входят наиболее частые неврологические заболевания и жалобы, с которыми обращаются пациенты. Это головные боли, головокружения и болевые синдромы различной локализации, – такие, как боли в спине, боли в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, боли в ногах, боль в шейном отделе позвоночника.

Ведущий: Анна Александровна, расскажите, пожалуйста, с какими проблемами пациенты к вам обращаются чаще всего?

Анна Александровна: Наиболее часто обращаются пациенты с болевыми синдромами. Это две группы пациентов: либо головная боль, либо боль в спине – в пояснично-крестцовом или шейном отделе позвоночника. И вторая группа, – это пациенты с нарушениями сна, то есть с различными видами бессонницы; это пациенты, сон у которых непродолжительный либо слишком долгий; те, у кого частые ночные пробуждения, тревоги перед сном, страх не заснуть, а также пациенты с храпом и пробуждениями во время ночного сна по этой причине.

Ведущий: Хорошо, а если говорить о болях в различных отделах позвоночника, головных болях, можно ли выделить какие-то заболевания, которые являются первопричинами, источниками этих жалоб?

Анна Александровна: Среди пациентов с головной болью наиболее часто встречается сама по себе головная боль, «боль напряжения» как диагноз. Это наиболее распространенная причина головной боли.

Ведущий: Можно ли сказать, что головная боль напряжения, – это когда я работал, работал и переутомился. Что такое напряжение в данном случае?

Продолжение текста беседы

Анна Александровна: Как источник боли здесь выступает перенапряжение перикраниальных мышц. Причина, как правило в этом; кроме того, напряжение психологическое – в плане объема работы, которую человек выполняет, и того, как он это делает. Это и сотрудники различных офисов, это и мы, врачи, то есть все, кто должен много сидеть за столом, потом еще ехать за рулем, печатать и, в целом, вести достаточно однообразный образ жизни. И особенно – те пациенты, у которых все это дополняется стрессовой ситуацией.

Ведущий: Анна Александровна, скажите, пожалуйста, вот есть у пациента большая проблема в виде головной боли, которая мешает ему жить, сильно снижает качество жизни, не дает радоваться жизни. Как эту проблему решать? Зачастую и клиника рядом с домом, и они обращаются туда, говорят: «болит голова»; им говорят сделать ЭЭГ, и на этом все останавливается. Есть проблема, голова болит, но что с этим делать – не всегда понятно. Можем ли мы попытаться ответить на этот вопрос? Что делать в данном случае, или чего, наоборот, делать не нужно, потому что это заведомо безрезультатно?

Анна Александровна: Действительно, этим пациентам часто назначают массу исследований, многие из которых в данном случае не целесообразны вообще. К кому следует обращаться с головной болью, так это к неврологу. Если говорить о необходимости¸ целесообразности проводить МРТ, то решать это должен доктор, – на основании жалоб, характера головной боли, частоты ее появления, особенностей протекания приступов, постоянства болей. Здесь нужен осмотр врача, чтобы определить необходимость в нейровизуализации.

Ведущий: То есть самому пойти и сделать МРТ достаточно бессмысленно?

Анна Александровна: Почему, можно. Тогда пациент придет к врачу уже со снимком – и будет ясно, что вот опухоли, например, у него нет. Но чаще пациент приходит просто с жалобами на головную боль, и тут уже нужно разбираться. Чего точно не нужно делать при головной боли, так это электроэнцефалографию, реоэнцефалографию или исследование, которое называется «М-эхо». Это очень старый метод, который уже давно бесполезен. Если у пациента есть риск стеноза артерий, если у врача есть основание полагать, что будут обнаружены проблемы с магистральными артериями головы, другими сосудами, – тогда есть смысл сделать дуплексное сканирование артерий, но, опять же, делать его всем, особенно 20-летним пациентам с головной болью, необходимости нет. У нас в обществе сложился стереотип, будто сосуды плохие у всех. Это идет еще из тех моментов, когда в школе говорят подросткам, что у них вегето-сосудистая дистония, и далее человек несет с собой тяжелый крест, беспокоясь о состоянии своих якобы плохих сосудов. Потом он попадает в ситуацию, когда ему, – хотя бы раз в жизни, – назначаются сосудистые препараты, которые должны улучшать разные аспекты его существования, в том числе. Если у него появляется головная боль, эти пациенты попадают в круг такой диагностики и лечения, которые приводят к назначению препаратов, улучшающих метаболизм мозга, его питание и т.д. Но реальной помощи они не получают. Кроме того, часть этих пациентов уже зависима от анальгетиков, если мы говорим о пациентах с хронической, с ежедневной головной болью напряжения. Например, они употребляют такое количество анальгетиков, что у них развивается абузусная головная боль, – головная боль, которая усиливается при отмене обезболивающих препаратов. Если вкратце, эти пациенты обычно требуют не такого уж сложного лечения, хотя, конечно, все индивидуально. Но из-за того, что путь к доктору, который назначит им правильные, обоснованные обследования и терапию, затягивается, – болезнь хронифицируется, и мы получаем гораздо больше проблем с такими пациентами, чем могло бы быть.

Ведущий: Получается, что мы опять встали перед вопросом, где найти своего врача. Вопрос уже неоднократно поднимался в нашей студии с докторами. Выходит, что ключевым вопросом является поиск врача, который тебя обследует, после этого будет правильно лечить, и вместе с ним ты придешь к результату. Ну, а если не придешь, то, соответственно, нужно будет искать другой выход из этой ситуации.

Анна Александровна: Совершенно верно. Если мы говорим о пациентах с хронической головной болью, очень важно именно прийти к результату, потому что такие больные уже привыкли к тому, что им выдается список различных препаратов, они уходят с ним домой и к этому врачу больше не возвращаются. Лечение хронических болевых синдромов, оно требует времени, оно может требовать месяцы. Если, например, пациенту назначены препараты из группы антидепрессантов (для лечения именно болевого синдрома, а не депрессии), то эффекта можно ждать через одну-две или три-четыре недели, или его может просто не быть в первое время. Все это нужно объяснять, это нужно контролировать. Нужно, чтобы пациент точно знал, что ему нужно обратиться через две недели, потом еще через две недели для оценки эффективности терапии. Если она неэффективна или становится хуже, значит, нужно обратиться раньше. В данной ситуации сам пациент должен понимать, что процесс лечения – длительный, и четко понимать свой диагноз, и с чем связан его болевой синдром, и что этот синдром можно так или иначе поправить, вылечить.

Ведущий: Анна Александровна, вот в том месте, где прозвучало слово «антидепрессанты», мы должны сразу пояснить нашим зрителям, что головная боль – это не всегда готовая схема лечения; что иногда нужно дать обезболивающее, а иногда хирургически отрезать то, что обусловливает эту боль, то есть это достаточно многогранное заболевание с множеством возможных подходов к лечению. Хотелось бы немного подробнее услышать о сложностях терапии этого заболевания, потому что антидепрессанты сразу наталкивают на мысль, что боль может быть связана с депрессией.

Анна Александровна: Не совсем так. Пациенты, да и врачи, зачастую боятся данной группы препаратов. В ряде случаев, опять же индивидуально, это терапия показана как лечение болевого синдрома. Конечно, определенные компоненты депрессивного состояния у пациентов с хронической болью есть всегда, и это закономерно, когда человек постоянно испытывает боль, тяжесть в голове. Сама по себе головная боль напряжения, – она неприятна. Если она не очень интенсивна, зачастую ее просто терпят – долго-долго, до хронификации процесса. Если же она сильная, то это приводит к принятию большого количества мощных обезболивающих препаратов. Эмоциональный фон здесь, безусловно, меняется. Но препараты-антидепрессанты назначаются для лечения болевого синдрома, именно боли, а не депрессии как таковой.

Ведущий: Просто в составе терапии?

Анна Александровна: Да, в составе терапевтической схемы. Это обычная практика при лечении хронических болевых синдромов.

Ведущий: А скажите, пожалуйста: поскольку мы понимаем, что лечение длительное, подбор лекарств длительный, не сразу получается подобрать ту терапию, которая поможет, – терпения от пациента требуется тоже достаточно много. Расскажите, какова роль пациентов в этом тандеме врача и пациента, и что от пациента требуется для того, чтобы выйти на тот результат, на который мы всегда стараемся выйти?

Анна Александровна: Если мы говорим о хронической головной боли напряжения, то для стойкого эффекта требуется от 6 до 8, иногда и до 12 месяцев.

Ведущий: Это часто или всегда? Бывает и меньше времени?

Анна Александровна: Часто. В среднем, это где-то 6 месяцев лечения. Пациенту нужно это объяснять заранее, потому что человек уже измучен своим болевым синдромом, и, как любой человек в такой ситуации, хочет очень быстрого решения проблемы. Однако быстрых решений проблемы хронической боли не бывает. Кроме того, здесь требуется подробное объяснение всех аспектов этой головной боли: почему болит голова, почему назначены такие препараты, будет ли к ним привыкание или не будет. Есть определенный негативный стереотип против любого длительного лечения. Нужно выяснять, какой образ жизни ведет пациент, то есть достаточно ли он спит, имеет ли он вообще какие-то ресурсы времени, сколько у него стрессовых ситуаций, кто он по профессии, как он относится к тем или иным вещам, есть ли в его жизни спорт, здоровое питание и прочие моменты. Все это нужно учитывать обязательно. С такими пациентами должен быть длительный и постоянный контакт, т.е. они должны обратиться через две недели, через месяц, чтобы было понятно, есть ли эффект от терапии. И через 3 месяца, конечно, необходимо, т.е. в конце терапии, когда уже идет постепенная отмена препарата (этого нельзя делать резко). Примерно такой, на мой взгляд, должен быть подход к лечению.

Ведущий: Если говорить о таких длительных сроках лечения, как 6-12 месяцев, можно ли говорить о том, что по истечении этих 12 месяцев мы получим эффект в виде отсутствия головной боли?

Анна Александровна: Да, это возможно.

Ведущий: Это бывает часто, или у всех пациентов?

Анна Александровна: Не могу ответить, что это бывает у всех пациентов, потому что, во-первых, не все пациенты заканчивают этот курс. Многие отменяют препарат раньше, получив первый нестойкий эффект. Многие, попринимав препарат, отменяют его резко, – например, уехал куда-то и забыл взять с собой. Прежней боли уже нет, становится лучше, но спустя какое-то время она может вернуться. Тут многое зависит от пациента, от того, насколько он готов сотрудничать с врачом.

Ведущий: Хорошо, а если вернуться к той теме, которую мы обсуждали с нашим коллегой Алексеем Алексеевичем Кащеевым, нейрохирургом; он говорит, – и не только он один, – что есть существенная проблема. Врачи-неврологи, невропатологи боятся, либо не хотят, либо не знают, либо какой-то еще нужный вариант выберите, – но факт остается фактом: они не присылают пациентов в тот момент, когда уже наступили показания, или когда пациент близок к состоянию, подлежащему вмешательству нейрохирурга. Проще говоря, не направляют пациентов в той ситуации, когда давно пора обратиться к нейрохирургу, когда необходимо нейрохирургическое лечение. Как вы думаете, есть ли такая проблема, или она надумана нейрохирургами?

Анна Александровна: Нет, она не надумана нейрохирургами. Эта проблема, безусловно, есть. Бытует среди врачей мнение, что такие операции достаточно опасны, что потом придется инвалидизировать больного. Обычно оно совпадает с мнением самого пациента. Дальше следуют недели или месяцы лечения, – опять же, различными сосудистыми препаратами, методами физиотерапии и т.д. Но есть совершенно конкретные ситуации, когда, например, у человека секвестрированная большая грыжа дисков, и уже совершенно очевидно, что она никогда никуда не денется. Но даже спустя пару недель лечения с каким-то относительно положительным эффектом уменьшения боли к неврологу продолжает приходить хромой человек в корсете, причем делать операцию он боится по-прежнему. Потом у него, скажем, повисает стопа, и теперь пациенту говорят: раз она все равно уже повисла, незачем идти к нейрохирургу. Вот с такими ситуациями иногда приходится сталкиваться. Бывают и другие, – когда, например, пациенту просто говорят: у вас грыжа диска, надо обязательно к нейрохирургу, срочно. А пациент исчезает вообще, потому что нейрохирурга он боится больше, чем грыжи. Но даже если он все-таки попадет к нейрохирургу, тут ему могут сказать, что грыжа у него всего 2 миллиметра и не подлежит хирургическому лечению, поэтому нужно вернуться и продолжить лечение у врача-невролога. Есть еще одна проблема, – это пациенты, которые не приносят снимки МРТ. Такой пациент циркулирует просто с заключением, написанным на бумаге. И, не видя снимка, бывает очень сложно понять – действительно ли там хирургическая ситуация.

Ведущий: Если есть такая проблема, давайте тогда скажем, какой давности снимки устроят невролога? Потому что иногда приносят снимки двухлетней, например, давности, и понятно, что они уже устарели.

Анна Александровна: Актуальны снимки шестимесячной давности, в пределах шести месяцев. Но опять же, если пять месяцев назад спина не болела, а позавчера остро появилась боль в спине и ногах, и онемели пальцы, то обязательно нужно делать свежий снимок. Мы говорим об острой ситуации. Или человек получил травму, или пожилой пациент с остеопорозом вдруг ощутил острую боль в спине, – здесь, конечно, нужно делать новые снимки. Или это пациент, который сделал снимки и после этого долго ходил к мануальным терапевтам, к рефлексотерапевтам или еще к кому-то, и вот в момент каких-то манипуляций у него возникает острая боль, – здесь тоже необходимо делать новые исследования. Кроме того, пациенты с хроническими болевыми синдромами, особенно с болью в спине, – они требуют еще и терапевтического обследования. Если ситуация не хирургическая, значит, мы имеем дело с какой-то неспецифической болью в спине, например, вследствие мышечного тонического болевого синдрома или множества других причин. Если не разбирать подробно, то необходимо пройти обычное обследование у терапевта, или хотя бы просто сдать общие анализы: клинические анализы крови и мочи, стандартную биохимию крови – обязательно, потому что по этим исследованиям может выявиться ревматологическое, гематологическое неблагополучие… это может натолкнуть на дальнейшее обследование пациента у онколога или у какого-либо еще смежного специалиста. Поэтому, если боль в спине носит хронический характер и долго не поддается лечению, если она какая-то непонятная, – здесь нужно обследовать пациента более глубоко. Или же если у него везде все в порядке, т.е. мы имеем дело просто с хроническим болевым синдромом, который уже требует лечения – длительного, в течение нескольких месяцев, определенного курса терапии.

Ведущий: Анна Александровна, скажите, с появлением каких синдромов человек должен обратиться к неврологу?

Анна Александровна: Здесь нужно учитывать возможные опасные моменты. Есть почти не беспокоящие пациента признаки серьезных заболеваний, и есть незначительные, по сути, симптомы, которые очень актуальны с точки зрения пациента. Конечно, если это внезапно развившаяся слабость, или снижение чувствительности в конечностях, или двоение в глазах, нарушения речи, затруднения с глотанием пищи, изменения полей зрения, обращаться нужно немедленно. Особенно это касается пациентов среднего возраста, ну и молодых тоже, потому что при игнорировании таких симптомов очень часто пропускается начало демиелинизирующего заболевания молодых пациентов.

Ведущий: Рассеянный склероз?

Анна Александровна: Да, и даже рассеянный энцефаломиелит. Был у меня случай, когда человек четыре месяца ходил с парализованной ногой, но продолжал лечить колено у ортопеда, не допуская даже мысли о том, что проблема может быть неврологической. Если мы говорим о болевых синдромах, то однозначно можно сказать, что боль терпеть нельзя; если появилась какая-то боль, тем более острая, это признак каких-либо проблем в организме, и с этим нужно разбираться. Как минимум, не нужно ее терпеть; имеет смысл принять обезболивающие препараты, – в зависимости от того, какая именно это боль, – и обратиться к доктору, чтобы выяснить причину.

Ведущий: Если говорить о разной интенсивности боли: у многих болит спина, и у меня тоже болит спина, если я долго сижу в неподвижном положении; хочется размяться, и периодически можно почувствовать какие-то болевые ощущения. Это тоже та боль, которую нельзя терпеть и с которой тоже нужно что-то делать?

Анна Александровна: Ну, как минимум, нужно размяться, то есть здесь необходима то физическая активность, которая позволит вам встречаться с этой болью не слишком часто.

Ведущий: К доктору пока еще рано идти?

Анна Александровна: Если эта боль не слишком сильная и проходит после физической нагрузки, то к доктору можно не идти. Эта ситуация достаточно понятна. Если же это боль, которая появляется часто или уже ежедневно, или если это какая-то необычная для вас острая боль, тогда следует обратиться к врачу.

Ведущий: Каким образом можно не стать вашим пациентом? Что нужно делать, чего не делать, – хотя понятно, что не всё мы можем контролировать, – чтобы по возможности избежать болевого синдрома?

Анна Александровна: Здесь рекомендации будут самые обычные, – те, которых пациенты не очень любят и, как правило, не придерживаются.

Ведущий: Нудные рекомендации?

Анна Александровна: Нудные рекомендации, врачебные, стандартные. Это правильный образ жизни, достаточное количество сна, физическая активность, контроль веса; по возможности, избегание стрессовых ситуаций, организация труда и жизни так, чтобы это была именно организация, а не хаотическое пребывание в некоем стрессе, в экстремальном режиме. Но есть и такие заболевания нервной системы, которых избежать никак нельзя, это невозможно, – заболевания острые, например, нарушения кровообращения, демиелинизирующие заболевания, те же травмы, острые невропатии. Здесь, конечно, рекомендаций быть не может.

Ведущий: И финальный вопрос. Анна Александровна, расскажите, если можете, о вашем хобби.

Анна Александровна: Сейчас у меня нет занятия, которому я бы всегда посвящала время, кроме работы. В основном, это чтение книг и просто отдых, в силу моей занятости. Раньше я занималась спортом, причем экстремальным спортом: сноуборд, вейкбординг. Сейчас все это заброшено .

Ведущий: Спасибо вам большое за интересную встречу! И, с вашего позволения, будем ждать вас на съемки новых серий, потому что то, чем вы занимаетесь, – в частности, расстройства сна, – это тоже огромная, гигантская тема, и хотелось бы ее раскрыть в следующий раз. Спасибо вам большое!

вопросы и ответы по теметестирование

Доктор Цветкова А.А. отвечает на вопросы наших пациентов:

  • Путилин А.,

    Если доктор назначает антидепрессанты от боли, это значит, что боль вызвана депрессией?

    Не совсем так. Пациенты, да и врачи, зачастую боятся данной группы препаратов. В ряде случаев, опять же индивидуально, это терапия показана как лечение болевого синдрома. Конечно, определенные компоненты депрессивного состояния у пациентов с хронической болью есть всегда, и это закономерно, когда человек постоянно испытывает боль, тяжесть в голове. Сама по себе головная боль напряжения, – она неприятна. Если она не очень интенсивна, зачастую ее просто терпят – долго-долго, до хронификации...

    Читать ответ полностью

  • Путилин А.,

    Поставлен первичный диагноз «демиелинизирующее заболевание». Это значит, что это рассеянный склероз? что нужно делать?

    Конечно же, с такими вещами лучше не затягивать, потому что своевременность начала терапии оказывает значительное влияние на дальнейший прогноз этого заболевания. Во-первых, не всегда наличие очагов в головном мозге эквивалентно диагнозу «рассеянный склероз». Очень часто к нам попадают испуганные пациенты, которым уже на этапе диагностики в кабинетах МРТ ставят диагноз «рассеянный склероз», – на том лишь основании, что найдены какие-то очаги в головном мозге. Это неправильно, потому что всегда...

    Читать ответ полностью

  • Путилин А.,

    Что такое головная боль напряжения?

    Как источник боли здесь выступает перенапряжение перикраниальных мышц. Причина, как правило в этом; кроме того, напряжение психологическое – в плане объема работы, которую человек выполняет, и того, как он это делает. Это и сотрудники различных офисов, это и мы, врачи, то есть все, кто должен много сидеть за столом, потом еще ехать за рулем, печатать и, в целом, вести достаточно однообразный образ жизни. И особенно – те пациенты, у которых все это дополняется стрессовой ситуацией.

    Читать ответ полностью

  • Путилин А.,

    Можно ли предотвратить развитие рассеянного склероза, какие-то меры профилактики?

    К сожалению, пока это невозможно. То есть, если заболевание «предписано», то рано или поздно оно проявится. Другое дело, что могут быть какие-то факторы, провоцирующие появление симптомов. Это могут быть длительные стрессы, это может быть вирусная инфекция, тяжелая вирусная инфекция, с которой зачастую болезнь и манифестирует. Но болезнь может появиться и «на ровном месте», абсолютно без влияния механизмов из числа тех факторов, которые могут подтолкнуть организм к этому заболеванию. Бывает,...

    Читать ответ полностью

  • Путилин А.,

    Рассеянный склероз - это приговор?

    «Рассеянный склероз» – это хроническое заболевание, и, как любое хроническое неврологическое заболевание, оно требует очень длительного лечения и наблюдения. Однако с развитием фармакологии это заболевание стало достаточно курабельным, и сегодня оно хорошо поддается терапии. Еще лет 12-13 назад мы имели в арсенале всего три группы препаратов, – это копаксон, интерферон-бета-1а и интерферон-бета-1b, которые использовали для лечения этого заболевания, т.е. выбор наш был очень ограничен. И процент...

    Читать ответ полностью

  • Путилин А.,

    Доктор назначает лечение от головной боли и говорит, что лечится придется долго, почему так?

    Если мы говорим о хронической головной боли напряжения, то для стойкого эффекта требуется от 6 до 8, иногда и до 12 месяцев. В среднем, это где-то 6 месяцев лечения. Пациенту нужно это объяснять заранее, потому что человек уже измучен своим болевым синдромом, и, как любой человек в такой ситуации, хочет очень быстрого решения проблемы. Однако быстрых решений проблемы хронической боли не бывает. Кроме того, здесь требуется подробное объяснение всех аспектов этой головной боли: почему болит...

    Читать ответ полностью

Остались вопросы?

Просто позвоните по телефону или отправьте заявку

+7 (495) 212-08-85
show
close

Мы перезвоним в удобное для вас время!

Задайте вопрос нашему специалисту

Запишитесь на прием к специалисту