14:09 Интервью с Монаховым Дмитрием Владимировичем, хирургом, к.м.н., доцентом кафедры хирургических болезней РНИМЦ им. Пирогова
Рассматриваемые вопросы и темы:
  • Что входит в понятие "общая хирургия"?
  • Хирургия портальной гипертензии;
  • Современные методики лечения;
  • Операция внутрепеченочного внутресистемного шунтирования;
  • Профилактика заболеваний печени;
  • Группы риска печеночных заболеваний;
  • Современные технологии в хирургии;
  • Хирургия в России и за рубежом.


Текст беседы

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые зрители. Сегодня у нас в гостях Монахов Дмитрий Владимирович – врач-хирург, кандидат медицинских наук, доцент кафедры факультетской хирургии и урологии РНИМУ им. Н.И.Пирогова. Здравствуйте, Дмитрий Владимирович!

Дмитрий Владимирович: Здравствуйте!

Ведущий: Дмитрий Владимирович, вот общая хирургия – это раздел довольно широкий; вы не могли бы поподробнее рассказать нашим зрителям, чем занимается общая хирургия и общий хирург?

Дмитрий Владимирович: Совершенно верно сказали: это очень широкий раздел. Наверное, для того, чтобы зрителям было легче понять, разобьем его на две большие группы. Первая – это экстренная хирургия; это то, с чем может столкнуться любой человек в течение дня. Могут быть и боли в животе неясной этиологии, могут быть и кровотечения, могут быть и различные травмы. Все это относится к экстренной хирургии. И очень большой раздел посвящен хирургии плановой: общая хирургия, брюшно-полостная хирургия, она же абдоминальная. Это тоже очень большая область медицины. Сюда относятся операции и на желудке, и на кишечнике, и распространенные операции на желчном пузыре, желчевыводящих путях; та же самая традиционная аппендэктомия тоже входит в брюшно-полостную хирургию. Огромный раздел – это герниология, наука о грыжах, о способах предотвращения грыжевых выпячиваний, об их лечении. Сюда же относятся и более редкие разделы, такие как осложнения цирроза печени, портальные гипертензии. Кроме того, поскольку общий хирург имеет навыки в онкологии, это и лечение опухолей желудка, кишечника, толстой кишки. Все это относится к категории именно плановой хирургической помощи.

Продолжение текста беседы

Ведущий: Дмитрий Владимирович, ну вот вы остановились на узких разделах и на общей хирургии. А непосредственно вы – чем занимаетесь?

Дмитрий Владимирович: Моя непосредственная специализация – это хирургия портальной гипертензии. Причем хирургия не в таком традиционном понимании, которое предполагает большой разрез и общий наркоз, а в русле современных малоинвазивных (малотравматичных) методик лечения, которые позволяют пациенту со столь серьезными заболеваниями, как цирроз печени или жировой гепатоз, жить без особых осложнений, жить так, чтобы болезнь не напоминала о себе, например, скоплением жидкости в брюшной полости или кровотечением из вен пищевода. Методика, которую мы непосредственно используем, это либо эндоскопическая методика, – которая выполняется через ротовую полость с помощью эндоскопа, – либо эндоваскулярные, те внутрисосудистые операции. Одна из современных высокотехнологичных операций при портальной гипертензии, – операция внутрипеченочного портосистемного шунтирования, которая производится через двухмиллиметровый прокол шеи и направлена на снижение давления в воротной вене. Эта операция помогает избавиться и от патологического скопления жидкости в брюшной полости, – асцита, – и проводить профилактику рецидивов кровотечений при варикозных расширениях вен пищевода и желудка. Сейчас эта сложнейшая операция выполняется за полтора-два часа, повторяю, через прокол вены размером в два миллиметра. Это моя непосредственная специализация.

Ведущий: Дмитрий Владимирович, вы не могли бы перечислить основные заболевания в вашей сфере, – как они называются, что человек должен знать о данных заболеваниях, какие из них и почему приводят вот к хирургу?

Дмитрий Владимирович: Первое – это внезапные боли в животе, любой локализации. При возникновении такой симптоматики необходимо сразу обратиться к хирургу, потому что это может быть и прободная язва, и обострение язвенной болезни, и аппендицит, и воспаление желчного пузыря, – холецистит. Словом, любая острая или внезапная боль в брюшной полости всегда требует консультации хирурга. Это то, что необходимо сделать в ближайшие часы, не оттягивая на день, два, три. Для развития перитонита вследствие гангренозного аппендицита, как правило, хватает 2-3 суток. Это не терпит отлагательства. Очень интересный раздел в брюшно-полостной хирургии – это хирургия портальной гипертензии. Среди нас множество людей с хроническими диффузными заболеваниями печени, и не все пациенты с циррозом печени – это пьяницы и алкоголики; сейчас очень распространены, например, вирусные циррозы печени. Развиваются они после стоматологических манипуляций, либо после переливания крови, – могут возникнуть хронический гепатит B, С. Все это и приводит к такому тяжелому заболеванию, как цирроз печени, при котором к тому же возможны очень опасные осложнения: кровотечение варикозно расширенных вен пищевода, скопление жидкости в брюшной полости (асцит), правосторонний гидроторакс. И самое верное, чтобы не попасть на стол хирурга – нужно проводить профилактику таких заболеваний. Это осмотры хирурга, УЗИ брюшной полости, соблюдение диеты, биохимические анализы крови, потому что печень – это самая большая пищеварительная железа в нашем организме, она первой будет подвержена стрессу, и именно ее необходимо обследовать. И проводить профилактику.

Ведущий: Спасибо, Дмитрий Владимирович. Правильно ли я понял, что человеку для того, чтобы вовремя распознать заболевание, нужно вести правильный образ жизни, периодически сдавать кровь на общий анализ, биохимический анализ и на маркеры гепатитов, а также, может быть, периодически делать УЗИ?

Дмитрий Владимирович: Совершенно верно. Это тот минимум, который необходимо делать всем. Любым людям, которых вы встречаете на улице – им это действительно необходимо для профилактики таких грозных болезней, как цирроз печени.

Ведущий: А сколько раз в году нужно делать эти обследования?

Дмитрий Владимирович: Знаете, если пациент не в группе риска, то раз в шесть месяцев.

Ведущий: А каких пациентов включает в себя группа риска?

Дмитрий Владимирович: Внутривенные инъекции различных препаратов; люди, кто работает с биологическими жидкостями – с кровью, с мочой; и очень аккуратно скажу – те, кто близок к алкогольным напиткам.

Ведущий: Понятно. Дмитрий Владимирович, ну вот большинство людей, естественно, боятся хирурга. Если уж пришлось, боятся больших разрезов, травматичных операций, осложнений, долгого пребывания в стационаре и т.д. Существуют ли какие-то современные методики, которые позволяют всего этого избежать?

Дмитрий Владимирович: Вы не представляете, насколько быстро хирургия сейчас шагает в плане косметичных разрезов либо малотравматичных доступов. Большие разрезы уходят в прошлое. Такая операция, как паховая грыжа, выполняется через три прокола длиной в сантиметр; или же можно взять более миниатюрные инструменты, диаметр которых не превышает пяти миллиметров: аппендектомия – три разреза по пять миллиметров, грыжесечение, холецистэктомия. Все это возможно при выполнении лапароскопическим методом с минимальными травмами для пациента. Если мы будем применять технологию «Fast Track», технологию ускоренного выздоровления с минимальной травмой, то весь тот негатив, который присущ нашим гражданам, когда они обращаются к хирургу, мы можем свести к минимуму. Современная аналгезия, – в момент операции и в постоперационном периоде, – как правило, не оставляет негатив от посещения врачей хирургов.

Ведущий: Дмитрий Владимирович , вы коснулись обезболивания. Многие боятся обезболивания, тем более общего. Возможно ли делать эти операции под местной анестезией? Ну, естественно, при том, чтобы человек не чувствовал боли.

Дмитрий Владимирович: Конечно, возможно. Для этого необходима адекватная премедикация – когда еще до того, как пациент увидит хирурга, ему вводится специальный препарат, и он входит в медикаментозный полусон. Возможно использование специальных аппликаторов с анестезином; дальнейшая местная либо регионарная анестезия позволяет в щадящем режиме проводить современные операции.

Ведущий: А какое время занимает реабилитация после таких малоинвазивных операций? Понятно, что она гораздо короче, но может ли человек, например, в тот же день уйти домой?

Дмитрий Владимирович: Приведу полярный пример. Если это большая онкологическая операция, – как например, гастроэктомия, удаление всего желудка, – конечно, вряд ли пациент сможет через несколько часов беседовать, как мы с вами. Но если это делать лапароскопически-ассистированно, то значительно сокращается постоперационный период. Еще один пример: эндоскопическое лигирование вен пищевода. Совсем недавно вошла в нашу жизнь эта эндоскопическая операция, которая выполняется для профилактики кровотечений из варикозно расширенных вен пищевода. А еще десятилетие назад для этого требовался общий наркоз, разрез длиной 30 см, – сначала передней брюшной стенки, потом разрез на желудке, – и прошивание рукой варикозно расширенных вен. После эндоскопического лигирования пациент через два часа может вставать, ходить, говорить, звонить родственникам, читать газету. А после лапаротомной открытой операции только примерно через неделю он сможет более-менее безболезненно встать с кровати. Очень многое зависит от технологии, которую мы применяем к пациенту. Если это малоинвазивные современные технологии, – быстрая реабилитация. Если мы будем говорить о той хирургии, которая была 20-30 лет назад, – это, как правило, большая операционная травма.

Ведущий: Понятно. Дмитрий Владимирович, скажите, пожалуйста… Многих наших пациентов интересует такой вопрос: сравнить нашу медицину и зарубежную. Ваше мнение – достаточен ли опыт российских врачей и ваших коллег, настолько же современно оборудование, как за рубежом? Где бы вы посоветовали производить диагностику, оперативное вмешательство, реабилитацию?

Дмитрий Владимирович: Бесспорно, это будет выбор пациента: выбор врача или выбор стационара, клиники, где он будет лечиться. Каждый будет выбирать индивидуально. Оборудование – оно идентично, что в наших современных больницах, что в зарубежных больницах. Очень важно, какая задача стоит перед пациентом. Если это амбулаторное обследование, оно вполне сравнимо, потому что сравнима аппаратура, сравнимы специалисты, причем специалисты могут контактировать друг с другом для понимания того, что происходит с пациентом. По операциям очень важный момент заключается в следующем: выполнив операцию в России, пациенту проще будет контактировать с оперировавшим врачом на этапе реабилитации и послеоперационного периода. Как правило, операции производятся при хронических заболеваниях, и не нужно пугаться привязанности к врачу, к оперирующему хирургу – для различных консультаций в послеоперационном периоде. Если сравнить технологии, то сейчас они сравнимы, – что в Европе, что у нас в России. Технология эндоскопического лигирования пищевода идентична и в Германии, и в России. Операции портосистемного шунтирования, ТИПС, – у нас есть небольшое преимущество, поскольку мы можем использовать более современные стенты, чем есть в Европе, – за счет поставок с американского рынка. Думаю, что все зависит от врача, которому пациент доверяет. Это может быть врач в России, может быть врач в Германии. Это выбор каждого пациента.

Ведущий: То есть статистика осложнений приблизительно одинакова? И опыт самих врачей? Хирургический опыт, непосредственно…

Дмитрий Владимирович: У нас в России, а до этого в Советском Союзе, была очень сильная, очень мощная хирургическая школа, – что по общей хирургии, что по онкологии, а тем более, по портальной гипертензии. Если мы будем с вами говорить о сложных пациентах, например, о пациентах с циррозом печени, то им необходимо несколько специалистов: это врач-гепатолог, хирург, трансплантолог. Такую линейку, такую связь в России выстроить проще – за счет личного взаимодействия с врачами. В Германии это сделать сложнее. Даже если мы не будем затрагивать аспект экономический, по ценам – сколько это стоит. У нас в России очень многое основано на личном контакте врача и пациента, либо на контакте двух врачей. Думаю, это наше преимущество.

Ведущий: Спасибо большое, Дмитрий Владимирович. Очень интересно, коротко и емко. Мне кажется, большинство вопросов по общей хирургии вы осветили. Позвольте в конце нашей встречи задать вам вопрос: есть ли у вас хобби?

Дмитрий Владимирович: Конечно, есть хобби! Это активные виды спорта и американские машины с бензиновым двигателем.

Ведущий: У вас большой автомобиль?

Дмитрий Владимирович: Он совсем не большой, но мне нравится им заниматься, полировать бампер, чтобы он сиял хромом, мне нравится мыть машину и слушать, как работает большой бензиновый двигатель.

Ведущий: Спасибо, Дмитрий Владимирович. Надеюсь, мы продолжим нашу встречу в более узком формате: будем выбирать какую-то узкую тематику, и вы нам будете рассказывать.

Дмитрий Владимирович: С удовольствием освещу любые вопросы, в которых являюсь специалистом.

Другие ролики по теме image description

 

Вы можете посетить наш канал на YouTube и узнать много интересного о нашей клинике и методах работах с пациентами.

вопросы и ответы по теметестирование

Доктор Монахов Д. В. отвечает на вопросы наших пациентов:

  • Старостин Р.,

    Можно ли сохранить приемлемое качество жизни при циррозе печени и портальной гипертензии?

    В наше время, к счастью, существуют эндоскопические, эндоваскулярные (внутрисосудистые) операции. Именно они позволяют сохранить таким пациентам и жизнь, и ее качество, и иметь высокую степень адаптации к обществу.

    Читать ответ полностью

  • Сережкин Г.,

    Операция - это большой дискомфорт: на теле остается рубец, сама операция сопровождается болью, лечение проходит долго, возврат в рабочий строй происходит не скоро. Всегда ли так?

    Не всегда. В настоящее время медицина довольно прогрессивна, неуклонно развивается. За прошедшие десятилетия внедрены новые технологии, в том числе купирования болевого синдрома, нормой в практике является полное или почти полное отсутствие боли при любом вмешательстве. Большинство операций выполняются через малый доступ, он стал меньше в разы в сравнении с тем, что были лет 30 назад. Восстановление после операций теперь также происходит в несколько раз быстрее, чем раньше. В целом мировая...

    Читать ответ полностью

  • Степанов П.,

    Есть ли болезни, требующие хирургического вмешательства, которые можно предотвратить?

    Да, есть такие болезни. Например, грыжа, дивертикулит, желчно-каменная болезнь. Их можно и нужно лечить планово, так сказать, "не дожидаясь перитонита", - тем более, как раз он и бывает самым тяжелым их осложнением.

    Читать ответ полностью

Остались вопросы?

Просто позвоните по телефону или отправьте заявку

+7 (495) 212-08-85
show
close

Мы перезвоним в удобное для вас время!

Задайте вопрос нашему специалисту

Запишитесь на прием к специалисту